После возвращения из ссылки, в 1957 году, барсукинцы обнаружили запущенное и разоренное село, которое теперь называлось Харджин - Урожайный (осет.), Хетагуровского района, -  без света, воды, дорог и школы. Были демонтированы даже чурты, надгробия на кладбище. Из них сделали фундамент для весовой на колхозном дворе.

Во всем селе росло не больше десяти деревьев. Новые жители боялись ходить в лес, боялись абрека Ахмеда Хучбарова. Они не чувствовали себя  хозяевами, вырубали фруктовые деревья и топили печки. Вели себя как временщики.  Повсюду была грязь, во дворах бурьян и навоз. В большинстве домов были выбиты окна и двери, некоторые  стояли без крыш. У многих людей не было крова.

В этом сложном году самой яркой фигурой на посту председателя сельсовета Барсуков стал Мухтар Гагиев.  В нем был  классический ингушский эздел. Как езди-саг, он  никогда не ставил свои интересы выше интересов общества. Кроме того, Мухтар сочетал в себе редкие качества: волю, человеколюбие и безупречную честность.

Он хотел и любил учиться. В 27 лет Мухтар поступил на рабфак в  Ростове.  Позже окончил высшую партийную школу в  Москве.

Забывая о своих проблемах, Мухтар с уважением и вниманием относился к нуждам сельчан. Он был из тех, кто, делая добро,  не ждут ничего взамен.  Сама возможность совершить доброе дело доставляла ему удовольствие. Мухтар любил людей.

Свой рабочий день председатель сельсовета начинал  с обхода хозяйств.  Не пропускал ни одного дома, ни одного двора. Только после этого открывал сельсовет.   Нужны были вера, упорство, терпение, чтобы вытащить село из разрухи и поддержать дух односельчан. Это было под силу только настоящему мужчине.

Что конкретно сделал глава села после возвращения из изгнания? При нем построили дорогу до трассы Ростов-Баку, перекинули мост через реку Назранку, провели свет в село (до этого люди пользовались керосиновыми лампами), протянули  водопровод (до него барсукинцы по-старинке черпали воду из колодцев). Мухтар организовал остановку рабочего поезда по маршруту Беслан – Грозный. Чтобы решить этот вопрос, он в течение года ездил в столицу республики, добиваясь приема в Обкоме партии и облисполкоме.

В конце концов ему повезло. Председателем президиума ЧИ АССР в эту пору стал Илез Алмазов. И по свидетельству Зинаиды Яндиевой, бывшей в то время руководителем обкома профсоюза, именно с помощью Илеза Алмазова, человека интеллигентного и любящего свой край, знающего его историю,  Мухтар  построил лучшую школу в Ингушетии. По решению обкома партии ЧИ АССР ее должны были строить в Аргуне. Илез Алмазов сумел убедить бюро обкома, что хорошая школа после депортации более необходима в Ингушетии. Под нее  Алмазов отдал свою собственную землю рода Баркинхой, и лично сам следил за строительством. А барсукинец Султан Гаракоев  подарил часть своей земли под  дом для учителей.

Строительство велось с 1959 по 1964 год. Школа  принимает учеников и по сей день. Но нельзя забывать:   ей исполнилось 45 лет и  здание  требует капитального ремонта.

Старейшины села неизменно вспоминают о Мухтаре Гагиеве с большой теплотой, называя его Нейби-Мухтаром  в знак уважения к его матери,  вырастившей его таким. Мать Мухтара,  Нейби Местоева, после смерти мужа одна поднимала пятерых детей - одного сына и четырех дочерей. Единственного сына она воспитала не только трудолюбивым и человечным парнем, Нейби сумела воспитать в сыне личность - къонаха, потому что сама была личностью волевой, сильной, но при  этом  оставалась женщиной, матерью, хозяйкой. Как рассказывали о ней её дети и родственники, она была труженицей - чистоплотной, умной, внимательной, любящей и, в то же время, требовательной к детям, но в первую очередь - к себе.

Нейби Мухтар был женат на Мальсаговой Насыпхан Боргановне, которая была очень трудолюбивой, хлебосольной  и гостеприимной  женщиной. Насыпхан воспитала семерых сыновей и двух дочерей. Это была очень дружная семья, где любили  собираться  друзья и родственники.

Мухтар Гагиев оказывал помощь особо нуждающимся жителям села, особенно тем семьям, где росли сироты.  Муж Хавы Эгиевой  Алихан Эгиев пропал без вести на фронте. Она осталась одна с двумя маленькими мальчиками -  Ахмедом и Къурейшом.  Помочь ей было некому. Мальчики  учились в школе, потом в сельскохозяйственном институте г. Орджоникидзе. Хава работала в больнице няней. Денег, конечно, не хватало. По рассказам 89-летней Хавы Солцаевны, живущей ныне в Малгобеке, Мухтар часто навещал ее семью, помогал деньгами, обеспечивал каждый год углем и дровами, постоянно интересовался успехами мальчиков в учебе.

Из воспоминаний Тамары Эгиевой – 87-летней жительницы села Барсуки:

 - Это было  в 1957 году. Найби Мухтар Гагиев был главой села. Мы тогда только вернулись из Сибири и жили очень бедно. Однажды мы обедали: мелкая картошка, берх и лепешки, когда к нам зашел юрт-да. Моя маьр-нана пригласила его к столу.  Мухтар поблагодарил и с аппетитом поел.  Посмотрев на крышу, спросил: «Почему вы не достраиваете дом?». Маьр-нан ответила: «У нас нет на это денег». Мухтар пообещал, что пришлет материал для крыши. Спустя несколько дней он прислал машину с черепицей. Это был единственный такой глава села, остальные жили для себя и занимались своими делами.

Дауд Миниев: старейшина

- Все знают знаменитых ингушей – Бейсар Мочхо и Бейсар Бунхо Базоркиных. Мать после их смерти собрала снох и сказала следующее: «Мои сыновья оставили вам великое наследство – ни одному человеку они не сделали ничего плохого, творили только добро. Вам и вашим детям не придётся запирать двери на ночь, скрываясь от людей».

Вот также сыновьям Мухтара не придётся запирать ворота. Они могут оставлять их открытыми.

Помню, около дома Мухтара стоял электрический столб, на котором время от времени приходилось менять электрические лампочки. С  этой просьбой Мухтар всегда обращался ко мне и всегда оплачивал мне мою работу, хотя я решительно отказывался. Мухтар каждый раз платил мне по 30 рублей - в то время это были большие деньги. «У тебя, Дауд, - говорил он, - семья, дети, которых надо кормить. Это было в характере Мухтара - заботиться об окружающих.

Старейшина Дудургов Бексолт Китиевич, 83 года

Еще крепкий старик. Немного недоверчивый и угрюмый,  но при этом открытый человек, говорит без дипломатии. У него нет соседей, живет рядом с мечетью. Скромный кирпичный дом, двор чистый, но заросший травой. У него больная жена - приветливая и добрая старушка. Огород Бексолта вспахан и засеян кукурузой,– он обрабатывает его один, считая, что грех оставлять землю необработанной. В Барсуках сегодня много огородов, заросших бурьяном, хотя хозяева там молодые и здоровые люди. Но они, к сожалению, равнодушны к земле и не любят трудиться. Бексолт же  убежден, что пропитание на жизнь нужно зарабатывать трудом, это угодно Аллаху. Но есть люди, о которых Бексолт говорит с уважением и доверием – это Найби Мухтар Гагиев и Цех-Магомед Хабриев.

«Когда  мы вернулись из Сибири, я и многие наши односельчане нуждались в помощи. Я  пошел к Мухтару  и  попросил шифер, чтобы  покрыть  крышу дома. Уже на следующее утро, Мухтар  пришел с бумагой и сказал: «Отдашь её и получишь шифер». Потом он ушел, но тут же  вернулся  и спросил: «Есть ли у тебя деньги  на шифер?». Денег у  меня не было, но я сказал, что  есть, - мне было стыдно  сказать правду.  На  следующий день я  попросил  взаймы у  соседа и  взял себе шифер. Мухтар был красивым и честным человеком, с людьми был одинаково справедлив.  Тогда нам всем очень туго пришлось бы, если бы не помощь председателя нашего сельсовета...».

В 30-х годах прошлого века Мухтар работал председателем сельского совета селения Ахки-Юрт. К нему обратился житель села с жалобой на своих односельчан – нескольких молодых парней, которые каждый вечер приходили к нему в гости, усаживались за стол в его доме и просили дочерей хозяина играть им на гармошке, устраивая танцы и не обращая внимания на настроение и состояние хозяев. В этой семье были симпатичные девушки, что и привлекало этих молодых бездельников. Согласно обычаям ингушей, гостей привечали, резали в их честь кур, ставили угощения. Но в каждом деле должна быть норма, которую эти «гости» не знали. Тогда-то хозяин дома и пожаловался Мухтару.

Мухтар внимательно выслушал этого человека и пообещал помочь ему. Наутро он созвал несколько уважаемых в селении мужчин а заодно и этих молодых людей. Когда люди собрались, Мухтар подъехал на скакуне к собравшимся и обратился с речью: «Я собрал вас для того, чтобы все знали: у нас в селе есть молодые люди, у которых нет совести, нет такта. Они каждый вечер приходят в гости в один дом, требуя, чтобы девушки играли на гармошке и устраивают танцы, не обращая внимания, что они в тягость этой семье. Эти молодые люди сейчас среди вас и я хочу предупредить их – если ещё раз их визит потревожит эту семью, они будут иметь дело со мной лично. Я их предупреждаю».

 Автор: Б.Хабриев, журналист-краевед.